Неравенство и прибыль

Рыночная модель легко приводит к неравенству превышающему любые представления о справедливости (см. «Соглашение должно отражать представления индивидов о справедливости»). Во-первых, индивиды неравны уже от рождения/воспитания/образования и рыночная модель не только не компенсирует этот разрыв, но наоборот усиливает его. Во-вторых, рыночная модель содержит в себе положительные обратные связи разной природы — чем индивид богаче, тем легче ему становиться ещё богаче, чем беднее тем тяжелее вырваться. В-третьих, рыночная модель даёт массу возможностей для индивидуального рентного дохода, что также ускоряет рост неравенства. В-четвёртых, рыночная модель формирует цены и соответственно прибыль только балансом спроса и предложения, т.е. нет никакой зависимости с себестоимостью, представлениями о ценности. Да, система в некоторой степени саморегулируемая и в идеальном случае балансируется, но это происходит не всегда, а если и происходит, то достаточно медленно, что позволяет получить огромную прибыль на волне удачи. Другими словами, если предприниматель получил прибыль ему не стоит преувеличивать свою роль в создании этой прибыли. Во-первых, он создавал эту прибыль не один, а вместе со своими сотрудниками, распределил он эту прибыль в соответствии с договорными отношениями с ними и то, что он смог заключить с ними такой договор не доказывает, что именно он создал всю эту прибыль. Во-вторых, прибыль сильно зависит от ситуации на рынке, которая непредсказуема и неуправляема т.е. в ней присутствует элемент удачи, случая. В-третьих, даже если предприниматель думает, что он талант в предсказании нужд рынка, то он должен понимать, что таким талантом он стал благодаря генам и воспитанию т.е. ему просто повезло с родителями, а кому-то не повезло.

Правда лучшей модели пока нет, поэтому нужно пользоваться тем что есть, устраняя налоговой и социальной политикой те недостатки которые возможно устранить не нарушая базовых принципов.

Одним из аспектов неравенства это разрыв в доходах (в первую очередь выраженный в показном потреблении), похоже у индивидов есть ощущение (см. «Соглашение должно отражать представления индивидов о справедливости»), что у всех в сутках 24 часа, примерно одинаковые руки и мозги, а значит не может другой индивид работать больше и эффективнее на много порядков, примерная оценка разницы в эффективности это 10 раз. Но и тут ничего ограничить нельзя, если кому-то платят очень большую зарплату, то это значит, что он настолько полезен тому кто платит, тут рынок регулирует, можно лишь воспитывать индивидов быть скромнее в потреблении. К сожалению, нет (и вероятно не может быть) никакого формального способа оценить полезность, ценность труда индивида для общества, поэтому приходится опираться на оценки даваемые рынком.

Также возможна ситуация когда цена ниже себестоимости (например при перепроизводстве), кто-то скажет, что производитель сам виноват, что произвёл лишний или ненужный товар, но ведь это рынок, тут заранее никто не знает сколько нужно товара, какой нужен, кто и сколько его будет производить. Т.е. за то, что производитель не угадал будущее, рынок сурово наказывает, например в бедных странах падение цены ниже себестоимости может не просто разорить фермера, но и поставить его на грань выживания — он и его семья могут умереть, а потребители в других странах получат дешёвый товар, не думаю, что кто-то считает справедливым отдавать жизни индивидов за некоторое снижение цены кофе. Развитые страны пытаются решить эту проблему добровольной сертификацией на справедливую цену (Fair trade), но это работает лишь частично — не все граждане и производители настолько сознательны.