Свобода слова

Свобода слова — индивид имеет право говорить всё что угодно, кроме лжи которая может навредить (см. «Не лги и не скрывай информации если это может причинить ущерб») и угроз насилия (см. «Не угрожай прямо или косвенно, не шантажируй»).

Оскорбление (не путать с клеветой и угрозой) это понятие субъективное (см. «Объективность»), само по себе, объективно, оно не приносит вреда, всё зависит от восприятия, а восприятие это личное дело каждого. Мудрый сапиенс не оскорбляется и считает что слова вылетающие из чьего-то рта не могут ему навредить, а характеризуют лишь слабость ума оскорбляющего. Оскорбить индивида, задеть его чувства невозможно, он может только сам оскорбиться или обидеться, а если он сам оскорбился, то это его проблема и ему надо решать её самому, может к психологам обратиться. Оскорбление это чаще всего не совсем нормально (хотя если кто-то пытается вами манипулировать, то вполне обоснованно может получить крепкое выражение в ответ), но не государство должно решать такие проблемы. С такими трудностями люди должны сами справиться, игнорировать и не иметь дел с этим индивидом или вызвать его на словесную битву или придумать что-то ещё не нарушающее законов. К тому же, так как оскорбление штука субъективная, то сложно определить где граница того, что называется оскорблением, например, кто-то считает себя сверхчеловеком и сравнение с человеком считает оскорбительным, а для кого-то сравнение с животным это не оскорбление, а похвала т.к. он считает человека наносящим больше вреда чем животные.

Аналогичная ситуация и с ненормативной (обсценной) лексикой — объективных причин запрещать её нет, хотя порядок в языке нужно поддерживать, но это нужно делать образованием, строгие требования к языку могут быть только для государственных служащих.

Также сомнительно, что можно обосновать запреты на тему разжигания розни (это вариации оскорбления) или отрицания исторических событий — каждый имеет право высказывать своё мнение, опять же, если это не клевета или угроза насилия.

Единственное что можно сделать с индивидом который совершает вышеперечисленные действия это занести сообщения о них в его публичную репутацию (см. «Репутация»).

Одно из следствий свободы слова это невозможность запретить никакую пропаганду. Т.к это понятие трудноопределимое, то велик риск превращения такого запрета в цензуру (см. «Цензура»). Не нужно пытаться запретить свободно выражать свои мысли, надо побеждать идеологически противников в открытой дискуссии, в свободной конкуренции мемов. Тот кто пытается запретить альтернативные точки зрения, по сути, признаёт слабость своей позиции, неспособность отстоять свою точку зрения. Допустим вы запретили какую-то идеологию — запретили публично высказываться о ней, запретили книги и организации, но при этом не разъяснили её ошибочность, не убедили в её некорректности. В таком случае число сторонников данной идеологии будет умножаться т.к. информацию запретить нельзя (такие запреты не работали даже когда не было современных информационных технологий), а деструктивные идеологии выглядят привлекательно т.к. дают простые ответы на сложные вопросы. Для того чтобы победить идеологию нужно дать людям знание и ум, которые позволят понять ошибочность данной идеологии, а если мы дали знание и ум, то запрещать уже ничего не нужно.