Соглашение может опираться только на науку как метод познания

Наука / Научный метод — единственный объективный метод познания, поэтому коллективные решения могут опираться только на науку. Как и логика, это просто здравый смысл в познании мира, поэтому отрицать научный метод могут только те, кто не знает его.

Для целей сотрудничества (см. «Для защиты от опасностей Вселенной индивиды стремятся к сотрудничеству и взаимопомощи — образуют общество») нам необходимы общий набор знаний и методика их получения. Допустим, мы решили что-то построить, как будем проектировать — по учебнику сопромата? По древним религиозным книгам? По видениям шамана? По словам гаруспика? Необходимо договориться об общем методе, причём он должен быть работающим и объективным (см. «Соглашение может опираться только на объективные принципы»), иначе не будет принят большинством членов общества. Таким требованиям удовлетворяет только научный метод. Его практичность не подлежит сомнению: ракеты летают, болезни излечиваются и т. п. По сути, научный метод — это просто здравый смысл, отточенный долгим опытом применения и ставший сформулированной методикой, поэтому никто не спорит, что таким способом можно находить практически полезные знания. Безусловно, различные аспекты научного метода подвергаются критике, но это не умаляет его эффективности и работоспособности. Он объективен: научная медицина лечит всех одинаково хорошо независимо от личных взглядов, самолёты летят даже с теми пассажирами, которые в науку не верят. Необходимо пояснить, что выбор научного метода как постулата не означает запрет ненаучных мировоззрений. Индивид вправе верить в любые концепции, искать истину любым способом, но так как каждый идёт своей дорогой, а путей много, то для согласия нужен единый метод, используемый, когда идёт речь о взаимоотношениях, сотрудничестве. Для сотрудничества хорошо подходит приемлемый для всех метод познания — научный. А в личных делах индивид может использовать подходящие лично ему способы. Научный метод ориентирован только на практическую пользу, он не обещает истины, счастья и даже полноты информации, а просто даёт нам знания для решения практических задач, оставляя за кадром всё остальное. Поэтому у разумных существ остаётся возможность на личном уровне искать иные способы познания, верить в какие-то истины. Но индивиды не должны требовать, чтобы государство навязывало субъективные взгляды и концепции, верования.

Прикладные результаты науки приносят пользу всем членам общества (см. «Общественное благо»): индивиды получают более качественную медицину, новые возможности для труда и отдыха, общество — возможности для обеспечения безопасности и устойчивости цивилизации. А прикладные результаты проистекают из фундаментальных. Поэтому развитие науки — вполне государственная задача (см. «Научная ветвь»). Государство должно стремиться делегировать научные исследования (в первую очередь прикладные) и выступать как заказчик и мотиватор: озвучивать цели и предлагать вознаграждение за их достижение (объявлять конкурсы и тендеры, выдавать гранты). Однако нет гарантий, что получится делегировать все фундаментальные исследования.

Не должно быть запретов на научные исследования, которые не нарушают Соглашения (см. «Запреты и ограничения должны быть обоснованны»). Наука — это инструмент познания, индивиды решают сами, как применять полученные знания, и несут за это ответственность.


ОБСУДИТЬ