Нейтралитет

Легитимность
Санкции
Продажа оружия другим государствам

Каждый должен сидеть у себя в деревне и только слышать как кукарекают петухи у соседей

Древняя китайская мудрость

На самом деле эта часть уже за пределами теории общества и государства, пока видится затруднительным вывести этот принцип из аксиом и нельзя считать его аксиомой т.к. по этому вопросу нет общего согласия и вполне возможно измыслить ситуации когда принцип создаёт серьёзные трудности и опасности. Поэтому это скорее общественное решение, вотум — отказаться от насилия и войны в международных отношениях.

Государство не должно вмешиваться в дела других государств просто потому, что в ином случае нельзя добиться согласия в обществе. Например, если армия моей страны захватывает территории соседних стран, воюет на краю земли обслуживая интересы корпораций (под предлогом борьбы за свободу и справедливость), то конечно же я не захочу служить в такой армии и как-либо поддерживать существование такого государства т.к. буду считать такое устройство общества нормальным и справедливым. И также будет считать большинство умных людей, а именно они основа общества будущего (см. «Для кого?»).

Государственный нейтралитет нельзя сравнивать с безразличием в межчеловеческих отношениях, конфликт двух государств или внутригосударственный конфликт — это не ситуация когда хулиган обижает девушку, а это, ситуация, когда две вооружённые банды схлестнулись за сферы влияния или внутри банды возникли разборки за право управлять. Очевидно, что в такой ситуации нормальному индивиду лучше не вмешиваться и не принимать чью-либо сторону, т.к. это автоматически означает конфликт с другой стороной. Не стоит также переносить на межгосударственные отношения такие межличностные понятия как «дружба», «братство». Государство это не личность (во всяком случае не личность со стабильной психикой), современное государство это банда, где в любой момент может смениться вожак или смениться его политика по давлением каких-то обстоятельств.

Конечно, как и во многих нетривиальных общественных вопросах, выбор определённой позиции имеет как плюсы, так и минусы (см. «Идеальных решений нет»), понятно что сложно безучастно наблюдать за творящимся насилием, поэтому, например, нейтральная Швейцария поддерживает работу Международного комитета Красного Креста.

Одна из проблем воинственной политики это моральная — по какому праву и кого мы можем отправлять индивидов на войну в далёкие страны? Когда индивид защищает границы своей страны ему понятно почему и зачем он это делает, а доказать, что бомбёжка какой-то далёкой страны необходима для выживания невозможно, такие мероприятия раскалывают общество. Часто сторонники войны забывают, что все решения стоит примерять на себя. Например, призывая к войне/оправдывая войну или отправляя кого-то на войну стоит спросить себя готов ли ты лично отправиться туда? Отправить своих детей? Если нет, то и нет уверенности в правильности этого решения и нет морального права отправлять на неё других.

Никого не нужно порабощать ни политически, ни экономически, экспансия возможна только идеологическая — пример рационально организованного и сбалансированного общества должен вызывать желание построить такое же на своей территории. Нужно подталкивать мир к прогрессу ненасильственными методами, это не просто, но путь насилия ведёт в тупик. Путь ненасилия непростой, и простых примеров такого пути нет, но Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг сделали немало, да и император Российской империи Александр III обходился без войн.

Часто экспансионную политику объясняют тем, что мол мы не просто завоёвываем и подчиняем, а развиваем, несем цивилизацию и прогресс. Но у меня есть большие сомнения в эффективности принуждения к прогрессу, и понятно что нет права принуждения к прогрессу. Можно только убеждать.

Государство не должно вступать ни в какие международные военные организации, отправка солдат в миротворческие войска ООН (для охраны лагерей беженцев или создания буферной зоны между конфликтующими сторонами) возможна, но только на добровольной основе.

В былые времена война считалась обычным и нормальным делом, для королей это как шахматы, для аристократии доблесть, для холопов это судьба (неизвестно что было лучше от голода умереть или от пули), и конечно все друг друга завоёвывали много раз, границы менялись, народы приходили и уходили. И нет никакого способа определить справедливую или чем-то обоснованную границу. Благодаря социальному прогрессу к текущему моменту война перестала быть нормальным явлением, но конфликты и претензии (в первую очередь территориальные) не исчезли. Поэтому ради мира необходимо признать статус-кво — признать существующие государства, незыблемость их границ и невмешательство во внутренние дела. Также необходимо признать, что сама страна может изменять свои границы только общим согласием (референдумом).

Я допускаю какие-то особые случаи, когда для целей выживания необходимо вступить в какой-то оборонительный союз, но решение об этом может приниматься только референдумом со значительным перевесом голосов. И предполагаю, что какие-либо союзнические отношения возможны только с государствами с аналогичной политической системой, которые тоже решают референдумом такие вопросы.

См. также: «Беженцы».