Беженцы

С одной стороны, проблемы могут возникнуть у любого государства (стихийные бедствия, военные конфликты), и логично, что должны быть какие-то международные механизмы для помощи в их решении. C другой — проявление гуманизма по отношению к жителям других стран — это не функция государства. Граждане создают государство для решения своих проблем, другие индивиды вправе создать своё государство и поручить им решение их проблем. Тем более что государство распоряжается общим бюджетом, собранным под угрозой насилия, и может расходовать его только на создание нужных всем жителям общественных благ. Сомнительно, что есть основания принудить индивидов заботиться обо всём мире, это вопрос их личной зрелости и приоритетов. К тому же, возлагая дополнительную функцию на государство, мы рискуем получить забюрократизированность и неэффективность, нужно стремиться к минимизации функций государства, а не раздувать его. Если индивиды считают, что кого-то нужно перевезти к ним в страну, то они могут сообща собрать деньги и сделать это без участия государства (найти им работу или учёбу для оформления нужных разрешений). Я слышал о таких случаях, если не ошибаюсь, в Канаде. То есть такие проявления гуманизма — это не вопрос государственной политики, а задача гражданского общества.

Поэтому нельзя обязать государства принимать беженцев на своей территории. Обоснованной выглядит обязанность государства делать взносы в международный страховой фонд, из которого будет оказываться помощь пострадавшим странам, но лагеря беженцев должны находиться на территории их родной страны. И, вероятно, помощь должна быть небесконечной, дабы не провоцировать иждивенчество. Жители своей страны должны сами навести в ней порядок, а не требовать, чтобы их кто-то кормил и поил в другой стране. Кто-то скажет, что это недостаточно гуманно, однако, проявляя крайний гуманизм, мы порождаем определённые проблемы:

  1. Воспитательную. Жители других государств приходят к выводу, что нет необходимости обустраивать жизнь в своей стране, наоборот, надо всё разрушить, и благополучные соседи примут, будут кормить и поить.

  2. Экономическую. Немногие экономики могут трудоустроить большое количество неожиданно появившихся работников, а значит, этих индивидов придётся содержать; к тому же, чтобы их трудоустроить даже при наличии нужной квалификации, необходимо обеспечить знание ими государственного языка.

  3. Политическую. Из-за большого количества представителей иной идеологии, не желающих принимать местные правила, возникают общественные конфликты (а обычно такие люди не желают принимать правила пустившей их страны, потому что они не добровольные и сознательные мигранты, а беженцы).

Это также пример принципа компромиссности решений (см. «Идеальных решений нет»). Оба пути имеют недостатки, но необходимо выбрать какой-то из них.

Приём беженцев возможен, только если территория их страны резко, неожиданно исчезла по причинам, на которые её жители повлиять не могли. Условно говоря, если прилетели инопланетяне и украли кусок литосферной плиты, так что какая-то страна стала тонуть, тогда всем странам придётся принять беженцев в соответствии со своими возможностями. Или принимать должны страны с близкой идеологией, остальные — помогать финансово.

Как вариант, допускаю приём в качестве беженцев малолетних детей из соображений гуманизма, они не виноваты в том, что их родители не смогли построить стабильное и устойчивое общество. Но это не значит, что их родители получат автоматическое право переехать вслед за детьми (для них условия миграции такие же, как для всех), они могут в любой момент забрать детей к себе, во всяком случае, пока те не достигли совершеннолетия. Поэтому, скорее всего, это будет касаться только детей-сирот.

Аналогичные рассуждения верны для просителей политического убежища — нейтральная страна (см. «Нейтралитет») открыта для всех кто едет работать или учиться.


ОБСУДИТЬ