Разум индивидов не возникает в готовом виде

Ничто так не способствует достижению зрелости для свободы, как сама свобода.

Вильгельм Гумбольдт [Humboldt]

В случае человека история индивида начинается с двух половых клеток, однако, это не значит, что любые половые клетки имеют права индивида, права есть только у тех половых клеток, которые в будущем поучаствуют в оплодотворении и пройдут в своём онтогенезе определённую стадию (связанную с развитием мозга, к сожалению в таких процессах чёткой границы нет, приходится её устанавливать, на данный момент это видимо 12 недель эмбрионального развития). Т.е. половая клетка не является полной собственностью породившего её в том случае если из этой клетки будет выращено разумное существо, например, нельзя изменять ДНК этой клетки так чтобы нанести какой-то ущерб будущему разумному существу. Есть ещё одна ключевая точка в онтогенезе — отделение от организма матери, если индивид ещё не отделился от организма матери и его существование угрожает её жизни, то мы вправе принять решение о его убийстве сохранив тем самым жизнь матери (см. «Аборты»).

Вопрос о том, когда индивид становится зрелым непростой, во-первых, чёткой границы нет, а во-вторых, развитие очень индивидуально.

Сегодня общество слишком затягивает детство, а люди не ведут себя ответственно, если на них не налагать ответственность. Если реальность не требует быть самостоятельным и ответственным, то индивид застревает в детстве. Слышал что дети оставшиеся без родителей рано взрослеют, очевидно потому что им приходится решать взрослые задачи. Для общества выгодно не содержать иждивенцев, а как можно быстрее вовлекать новых членов в общественно полезную деятельность. Член социума должен как можно быстрее начинать решать реальные общественные задачи, приносить пользу экономике и науке — многие великие свершения, например, научные открытия были совершены весьма молодыми людьми. В прошлом можно найти много примеров, когда слишком юные по нынешним временам люди командовали кораблями, управляли армиями, совершали научные открытия. Во многих случаях это были дети аристократов и правителей, что говорит, о необходимости хорошего образования дающего полные представления о мире в котором мы живём, ибо для принятия решений необходимо владеть информацией. Задача общества дать такое образование, которое поможет стать индивиду самостоятельным членом общества (см. «Школа»).

Интересный критерий окончания детства предложил Пол Грэм [grahamhs]:

Некоторые скажут, что так и должно быть, ведь школьники еще не способны сделать что-то стоящее. Я считаю это неверным. Доказательством может служить тот простой факт, что всем школьникам скучно. Скорее всего, вам не было скучно в восемь лет. Когда вам было восемь, вы «играли», а не «болтались без дела», хотя суть одна и та же. Восьмилетнему мне точно не было скучно, дайте мне дворик и других детей и я был занят на весь день. Но к старшим классам это стало надоедать, и, как я теперь осознаю, причина в том, что я был уже готов что-то делать. Детство уходило.

Можно зайти немного с другой стороны — родители/опекуны отвечают за действия несовершеннолетнего, но отвечать можно только за то, над чем имеешь власть (см. «Обвинить можно только совершившего деяние или ответственного»), однако в какой-то момент ребёнок перестаёт слушаться родителей, они теряют над ним контроль, думаю это примерно тот же возраст о котором говорит Пол Грэм.

Близкие оценки зрелости разума даны в теории когнитивного развития Жана Пиаже (окончательное формирование мышления в промежутке 11-15 лет).

Опираясь на вышесказанное можно предположить, что крайним возрастом для совершеннолетия является 14 лет. С этого возраста индивид в любом случае должен становиться полноценным членом общества, которого уже никто не имеет права опекать. Но это крайний возраст (во многих странах уголовная ответственность наступает с 12 лет, что означает фактическое признание дееспособности), скорее всего целевое состояние это взросление к моменту полового созревания, именно это похоже на единственно правильный вариант (см. «Возраст согласия»общество должно так воспитывать индивида, чтобы к этому возрасту он мог быть полноценным членом общества. Если у нас будут надёжные тесты для проверки зрелости мышления, то можно будет иметь индивидуальную границу взросления, но не позже крайнего возраста, а то найдутся желающие остаться в детстве.

Есть ещё одна граница в развитии индивида — примерно после 25-30 лет человек становится менее склонен к риску. И первая мысль в связи с этим — считать это возрастом зрелости, например разрешать голосовать только после этого возраста. Не думаю, что стоит так делать, ведь склонность к риску это индивидуальное качество, у кого-то его нет и в более раннем возрасте, у кого-то оно всю жизнь, мы не можем ущемлять индивидов на основании их индивидуальных особенностей. Да и обществу нужен какой-то баланс между консервативностью и авантюризмом, если молодых граждан выключить из принятия решений, то баланса может не получится. К тому же лишение прав столь значительно группы будет ощущаться ими как несправедливость (см. «Соглашение должно отражать представления индивидов о справедливости»), таких ситуаций стоит по возможности избегать, не стоит создавать напряжённости в обществе.

Какие-то ограничения конечно возможны и после возраста совершеннолетия, но только по объективным критериям (см. «Соглашение может опираться только на объективные принципы»), а не по возрасту. Например, психические заболевания разного рода могут приводить к потере дееспособности.

Не вижу каким образом можно обосновать различные возрасты для различных прав. Возраст сексуального согласия, возраст уголовной ответственности, возраст голосования, минимальный возраст для покупки алкоголя — всё это об одном, о гражданской дееспособности т.е. о совершеннолетии.