Возраст согласия

Вопрос возраста согласия таков, что мало кому удаётся обсуждать его, отбросив эмоции, но это необходимо сделать для поиска обоснованного решения. Возраст согласия — это возраст, с которого по законодательству индивид считается достаточно зрелым, чтобы понимать все последствия сексуальных отношений, и поэтому имеет право дать согласие на них, т. е. речь именно о добровольном сексе без обмана.

Добровольный секс сам по себе не может быть опасен с момента половой зрелости (может ли он быть вреден до половой зрелости, это вопрос к науке). Однако секс создает определённые риски (венерические заболевания, преждевременная беременность), а значит, принятие решения о сексе требует понимания этих рисков, то есть требует зрелости разума (см. «Разум индивидов не возникает в сформированном виде») и соответствующих знаний (см. «Школа»).

Отдельный вопрос, что считать сексуальными отношениями. Если совсем упростить, это в том числе такие отношения, которые могут приводить и к нежелательной беременности, и к передаче заболеваний.

Текущая ситуация в этом вопросе, как и во многих других, напоминает сумасшествие. Во-первых, возраст согласия различен в различных странах, что уже означает, что нет объективных критериев для его установления. Во-вторых, не так давно во многих странах возраст согласия был значительно ниже и поднимался он не по рациональным основаниям, а на основе ужасных историй о детской проституции, что, конечно, является проблемой, но не следующей из возраста согласия. В-третьих, законы, запрещающие секс совершеннолетнего с не достигшим возраста согласия, практически никогда не запрещают секс между двумя не достигшими возраста согласия, хотя этот секс может приводить к тем же самым последствиям и даже с большей вероятностью в связи с неопытностью и подразумеваемой незрелостью. И запретить это проблемно, они же считаются недееспособными, а возраст согласия, сильно далёкий от возраста полового созревания, очевидно, подталкивает к таким отношениям. В-четвёртых, в некоторых странах возраст уголовной ответственности ниже, чем возраст согласия, т. е., видимо, законодатели считают, что для того, чтобы отвечать за преступление, индивид уже достаточно созрел, а вот чтобы дать согласие на секс — ещё нет, что, мягко говоря, странно. В-пятых, насколько мне удалось понять, практика показывает, что многие страны с высоким возрастом согласия имеют высокий уровень подростковых беременностей, а многие страны с низким возрастом согласия — низкий, т. е. уголовное наказание не решает поставленной задачи, а вот половое воспитание снижает уровень подростковых беременностей. Наглядный пример — это США, где возраст согласия очень высокий (в некоторых штатах — 18 лет), уголовные наказания за секс с не достигшим возраста согласия очень суровые, но уровень сексуального воспитания низкий из-за противодействия религиозных консерваторов, как результат — значительно более высокий уровень подростковых беременностей по сравнению с европейскими странами, в которых сексуальному воспитанию придают большое значение.

Если взять развитые страны, то минимальным возрастом согласия среди них можно считать 14 лет, что совпадает с оценкой возраста совершеннолетия, данной в соответствующем параграфе (см. «Разум индивидов не возникает в сформированном виде»), что вполне логично: эти два возраста — одно и то же.

Секс с несовершеннолетним — это нарушение его прав, т. к. он, возможно, не дал бы на него согласия, имея уровень развития мышления совершеннолетнего.


ОБСУДИТЬ