Государство-корпорация

Существует достаточно популярная идея о неких государствах-корпорациях, при которых всем будет счастье. Мол, они не будут взимать налоги, плати только арендную плату за недвижимость и/или землю и живи как хочешь, а если что-то не устраивает, то мигрируй в другое государство-корпорацию. Никакой идеологии, никаких наказаний, кроме изгнания, и другие наивные идеи прилагаются. Предполагается, что волшебная сила конкуренции заставит все такие корпорации быть белыми и пушистыми.

Но простейший анализ этих идей показывает, что они утопичны. А те, кто не желает анализировать, могут оглянуться вокруг. Ведь мы живём в мире таких государств-корпораций, практически во всех странах есть некая элита, которая фактически является владельцем корпорации, а все ритуалы представительской демократии нужны, чтобы убедить арендаторов, что они тоже акционеры. Между существующими государствами даже есть конкуренция, но не очень сильная. И понятно, почему она такая, — конкурировать тяжело и дорого, поэтому на любом рынке при отсутствии антимонопольного органа и большого притока новых игроков формируется монопольный сговор, пусть даже неявный, просто все государства прилагают массу усилий, что уменьшить эту конкуренцию. И в итоге конкуренция не приводит к появлению государств со всеми вышеописанными признаками.

Как же современные государства минимизируют конкуренцию? Есть два основных способа: обман и увеличение стоимости миграции.

Обман — это воспитание патриотизма с помощью всяких грязных трюков (см. «Патриотизм») и попытки с помощью имитации демократии убедить жителей в том, что они не арендаторы, а совладельцы, а значит, много чего должны, чтобы распоряжаться как бы своей страной. Причём это неизбежно, по-другому такому государству не выжить, наёмная армия не защитит, т. к. может быть перекуплена, поэтому нужно любым способом заставить арендаторов служить в армии.

Стоимость миграции и без участия государства достаточно велика, но государство может увеличивать эту стоимость. Например, насаждая какой-нибудь уникальный язык, государство не только укрепляет псевдопатриотизм, но и усложняет переезд — чтобы хорошо выучить другой язык, нужно немало усилий. Раздача земли и жилья (например, в виде приватизации) — это тоже один из способов: индивид инвестирует в эту недвижимость, а потом ему трудно с ней расстаться.

Крайняя мера защиты от конкуренции — это запрет на выезд из страны, по сути, вариант крепостного права.

Дополнительно для защиты от «перелётных» (постоянно мигрирующих) жителей государства возводят сложные барьеры для въезжающих — им приходится сдавать экзамены на знание языка и владение профессией, платить деньги, оформлять много документов. Таким образом проверяется лояльность будущего жителя и увеличиваются шансы на то, что он более никуда не уедет, т. к. в этом случае инвестиции будут сделаны зря.

Всё это — логичные результаты развития государств-корпораций, нет оснований ожидать, что конкуренция государств приведёт к другой схеме.

Ещё одна проблема — в государствах-корпорациях нет зафиксированной идеологии, а это значит, что они подстраиваются под тренды, чтобы зарабатывать больше. Соответственно, может оказаться, что одна половина государств — христианские, другая — мусульманские, а остальным податься некуда. Причём в любой момент владельцы корпорации могут сменить политику. Допустим, если сторонники ислама будут приносить больше прибыли (например, благодаря более высокой рождаемости), то государство начнёт перестраиваться под них (например, судить по шариату) — точно так же, как обычные корпорации реагируют на спрос.


ОБСУДИТЬ