Смертная казнь

Сам я долгое время был сторонником смертной казни как исключительной меры наказания, применяемой с большой отсрочкой, но, задумавшись о сути наказаний (см. «Сущность наказания»), понял, что это мнение базировалось не на рациональных рассуждениях, а на эмоциях. А если рассуждать рационально, то станет понятно, что даже малая вероятность ошибки приговора делает недопустимым применение этой меры наказания, ибо невиновный не должен быть казнён. Ведь общественные правила сто́ит применять на себя, поддерживая смертную казнь, нужно согласиться с тем, что вас могут случайно казнить. Однако я уверен, что никто в здравом уме не хотел бы иметь отношения к подобной случайности. Так как судят индивиды, то мы никаким образом не можем гарантировать абсолютную невозможность ошибки даже при максимально добросовестной работе всех участников судебного процесса. А ведь нельзя гарантировать и полностью беспристрастный суд, есть субъективные факторы: случается коррупция, бывают дела с политической окраской (не только против оппонентов, но и просто в угоду интересам каких-либо групп, например, могут назначить козла отпущения для успокоения бунтующих масс, принести кого-то в жертву).

Помимо этого, опыт показывает, что практика смертной казни не помогает снижать преступность, не сдерживает индивидов от преступлений, — нарушители, конечно, боятся, но только после осуждения на неё, а не до совершения уголовно наказуемых поступков. Более того, уровень преступности может расти (см. «Величина и неизбежность наказания»). Для примера можно сказать, что многие европейские страны, отменившие смертную казнь, имеют очень низкий уровень преступности.

Также проблема смертной казни в том, что обществу приходится иметь структуру, занимающуюся убийствами. Это противоречит гуманистическим установкам и тяжело для тех, кому придётся работать в такой структуре, особенно в случаях, когда окажется, что казнили невиновного.

Многие говорят, что затраты на содержание особо опасных преступников велики и проще таких нарушителей закона убивать. Тому, кто так считает, сто́ит перечитать первый абзац этого параграфа и вспомнить, что всё имеет свою цену (см. «Идеальных решений нет»). То есть для того, чтобы спасти от казни невиновно осуждённого, приходится тратить ресурсы на содержание всех осуждённых. Да и не сто́ит преувеличивать эти затраты — в здоровом обществе уровень преступности вообще низок, а особо опасных преступлений и того меньше. Если заниматься искоренением причин, то затраты на содержание преступников будут стремиться к нулю.

Одно из возражений состоит в том, что если осуждённый не казнён, то есть шанс на его освобождение, например, путём побега. Да, такой риск есть, но не сто́ит его преувеличивать, это во многом техническая проблема, которую при современных технологиях можно решить. Гарантировать невозможность побега нельзя, это, видимо, также цена за спасение невиновных, но на практике, я думаю, при правильном подходе такого случаться не будет.

Некоторые утверждают, что смертная казнь — это более гуманно, чем пожизненное заключение, но, во-первых, никто, кроме осуждённого индивида, не может знать, какой вариант для него более гуманен (и практика показывает, что любая жизнь обычно ценнее смерти), а во-вторых, даже если это так, аргумент имел бы значение только при безошибочном правосудии.


ОБСУДИТЬ