Прямая демократия

Электронные выборы

Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем–то противоестественным и чудовищным.

Мишель де Монтень

Никто не притворяется, что демократия — идеал или ответ на все вопросы. Более того, утверждалось, что демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени.

Уинстон Черчилль

Критерий всего того, что принимается как закон для того или иного народа, заключается в вопросе: принял бы сам народ для себя такой закон.

Иммануил Кант

Из того, что индивиды заключают соглашения понятно, что законы (по сути часть соглашения, следствия из него) могут устанавливаться только прямым волеизъявлением граждан, в этом подходе есть минусы, но другие способы хуже т. к. нет оснований, что какая-то малая группа будет принимать решения в пользу всех. Правление малой группы со временем скорее всего превратиться в диктатуру, полномочия государства слишком велики, чтобы их можно было доверить группе представителей (см. «Передача государству монополии на насилие создаёт угрозу узурпации власти, а значит требует механизмов снижения такой угрозы»). Решения малой группы будут приниматься в пользу этой группы т. к. у нас нет метода набрать в эту группу абсолютных альтруистов даже если такие существуют. Также малую группу проще подкупить или обмануть. При представительской демократии проблема в том, что система мотивирует избранников не решать проблемы, а откладывать их на период больший чем выборы, а также делать всё для своего переизбрания, а не для блага общества. Государство создаётся в том числе для решения долгосрочных целей, а избранные представители мотивированы очень краткосрочными целями. Также, сторонники представительской демократии описывают её как разделение труда, мол граждане делегируют занятие политикой неким специалистам. Но ведь нет и не может быть никаких специалистов в политике — только сами индивиды могут решать как им жить, а в связи с большим разнообразием мнений и взглядов практически невозможно найти небольшое число представителей которые бы полно отразили это разнообразие. Хотя последнюю проблему можно уменьшить если выбирать представителей по отраслям знаний/кругу вопросов, но это не снимает других проблем управления малыми группами, а при этом мало отличается от прямой демократии — раз индивиды могут избрать какого-то эксперта, то ничего не мешает им голосовать самим опираясь на его мнение.

Исходя из принципа равенства (см. «Все индивиды являются равными участниками соглашения») один гражданин — один голос. Все граждане имеют право законодательной инициативы через общественную социальную сеть (см. «Социальная сеть»), но для защиты от перегрузки инициативами перед выносом на всеобщее обсуждение инициатива должна набрать определённый процент голосов (возможно относительный — например обсуждать самую популярную инициативу за период времени).

Решения принимаются большинством голосов (см. «Соглашение постулирует, что общественные решения принимаются большинством голосов»), причём абсолютным т. е. большинством избирателей, а не проголосовавших. Скорее всего для принятия закона необходимо значительно больше 50% голосов избирателей — раскола в обществе не должно быть. Ведь при принятии закона 50%+1 голосов выходит что государство будет насилием заставлять несогласную половину общества исполнять этот закон, по идее надо продолжить обсуждение и найти устраивающее всех решение. Да и раз все поддерживают конституцию, то они из неё должны делать близкие выводы, а не противоположные. Скорее всего 100%-ой поддержки добиться невозможно и как обосновать минимальный порог пока непонятно, вполне может быть, что нужно накопить опыт таких голосований и эмпирически установить минимальный порог т. к. слишком высокий порог может парализовать принятие решений. Не исключено что какие-то не очень важные или очень срочные решения можно принимать по схеме 50%+1, но пока не готов сказать в каких случаях это может быть необходимо.

Есть несколько распространённых возражений против прямой демократии. Главное состоит в том, что индивиды глупы, необразованны и легко поддаются обману. И это действительно может быть проблемой, поэтому главное в демократическом обществе это система образования, которая создаёт умных, образованных и устойчивых к обману граждан (см. «Школа»). Конечно все не могут быть специалистами во всём, но умные индивиды должны понимать когда нужно прислушаться к мнению специалистов и должны быть достаточно эрудированы, чтобы понять его. Т. е. образованный индивид понимает границу своего знания как Сократ, который говорил:

Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого.

Например, я не являюсь специалистом в криптографии и я это сознаю, поэтому не изобретаю свои собственные алгоритмы шифрования, а использую рекомендации сообщества профессионалов-криптографов. Тем кто выдвигает данное возражение обычно кажется, что управлять должны какие-то «специалисты», но таких специалистов нет, есть специалисты которые знают как сделать, но нет специалистов которые знают что нужно делать.

Другими словами: могут принимать правильные решения только те, кто владеет информацией и способен её анализировать. Не стоит принижать интеллект индивидов, большинство способно учиться на своих ошибках. Если ситуация требует, то со временем общество, также как индивид, взрослеет и учится принимать мудрые решения.

Второе возражение состоит в том, что якобы при коллективном принятии решений размывается ответственность — непонятно кто ответит за неверно принятые решения. Это возражение основано на неправильном понимании ответственности — каждый дееспособный индивид несёт ответственность за свою жизнь и не имеет права переваливать эту ответственность на кого-то другого:

Из приведённых вопросов легко понять, что должны принимать решения те, кто ощутит на себе результаты этого решения, другими словами решения касающиеся своей жизни нельзя переложить ни на кого, ни у каких специалистов нет морального права решать за других что им делать, каким путём двигаться.

То, что затрагивает всех, является и предметом заботы всех [Rawls].

Например, приняли швейцарцы на референдуме решение не строить новых АЭС (а старые закрывать при появлении любых рисков) и переходить на солнечную энергию, это значит, что они готовы платить за возобновляемую энергию даже если она дороже, это их ответственность, их выбор. И если, после извержения какого-нибудь вулкана, они останутся без еды и энергии (т. к. Солнце будет закрыто пеплом вулкана), то это тоже будет их ответственность — никого кроме себя они обвинить не смогут.

Интересные примеры случаев, когда коллектив принимает решение по сути лучше чем любые эксперты приводятся у Джеймса Шуровьески [Wisdom_of_Crowds], хотя его книга была лишь началом популяризации идей мудрости толпы. Некоторые индивиды из коллектива принимают более точные решения, но их успех не повторяется, а значит их экспертами считать нельзя, они по сути просто угадали, а коллектив выдаёт стабильно хорошие решения. К сожалению, этот подход хорошо работает для определённого вида задач и только в определённых условиях. Однако, во-первых, эти примеры показывают что множество индивидов вполне может принимать эффективные решения, хотя многим кажется, что это в принципе невозможно. Во-вторых, примеры показывают, что важно для успешного принятия коллективного решения. Главный критерий это разнородность, наличие различных мнений, картин мира, источников информации — сила общества в разнообразии. Из чего понятна особая важность развития самостоятельного, критического мышления. А вот эксперты часто едины не только в правильных ответах, но и в ошибках т. к. среди них мало разнообразие. К тому же, наука о принятии коллективных решений продолжает развиваться — создаются математические методы для уменьшения существующих недостатков [Wisdom_of_Crowds2].

Как видим прямая демократия это единственный рациональный вариант, хотя он и неидеальный, но идеальных нет, приходится выбирать лучшее из того что есть (см. «Идеальных решений нет»).

Есть важная оговорка — демократия это не произвол народа, есть конституционные принципы, которые обычным голосованием нарушить нельзя и эти принципы должны последовательно соблюдаться (см. «Последовательность, логичность законов»). Например, никаким большинством голосов нельзя приговорить невиновного индивида к смерти или иному наказанию. Также есть границы между личным и общественным — кому с кем вступать в брак не решается всеобщим голосованием. По идее, правильный термин — это «конституционная прямая демократия».

По сути, из этого следует, что законы могут быть двух видов — консеквенты, следствия из Соглашения, которые просто выводятся из конституционных принципов (всеобщее голосование проводится для того чтобы граждане подтвердили что вывод был сделан корректно) и вотумы, коллективные решения, которые не противоречат принципам, но и не выводятся из них, например, решение где и когда строить термоядерный реактор это не следствие базовых принципов, а решение с множеством вариантов выбора.

См. также: «Алгоритм голосования», «Законодательная ветвь», «Электронные выборы», «Меритократия».