Наказания

Совсем избавиться от плутовства никогда не удаётся, и стабильные решения задач взаимного альтруизма в теории игр непременно содержат элементы наказания плутов.

Ричард Докинз GodDelusion

Наказания могут применяться только по решению суда к нарушителям законов. Наказания должны быть неотвратимы и достаточно суровы. Принцип неотвратимости наказания ставит под вопрос возможность избежать наказания из-за истечения срока давности. Для обеспечения неотвратимости наказания необходимо поощрять индивидов сообщать о преступлениях, по идее это обязанность, но в данном случае эффективнее будет действовать положительная мотивация, например, денежная награда первому сообщившему.

Наказание не отменяет компенсации нанесённого ущерба — компенсация в пользу пострадавшего, а наказание это дополнительная мотивация не совершать нарушений, если в виде штрафа, то в пользу общества или структуры взимающей штрафы. Величина наказания должна зависеть от опасности преступления, опасность преступления определяется величиной ущерба (нанесённого или потенциального). Ущерб классифицируется по четырём параметрам:

  1. Размер.

  2. Обратимость — возможно ли компенсировать этот ущерб, например убийство необратимо.

  3. Реальность/потенциальность — нанесён ли ущерб или сделана попытка нанести ущерб или только создан риск его нанесения.

  4. Умышленность/халатность/неосторожность (хотя это трудноопределимый параметр).

Самые строгие наказания за умышленный, крупный, реальный и необратимый ущерб, например убийство множества сапиенсов.

Отдельный вопрос — это вопрос компенсации морального вреда, скорее всего понятием морального вреда государства не может оперировать т.к. это субъективное и неизмеримое понятие.

Телесные наказания вполне возможны если они не причиняют вреда здоровью. Пытки недопустимы.

Публичное порицание — привязывание к позорному столбу тоже отличный способ наказания, в современном мире его нужно дополнять записями в репутацию (см. «Репутация»).

Штрафы должны быть высокими, мотивируя, тем самым, не совершать нарушений. Но, помимо величины штрафа, необходимо обеспечить неотвратимость наказания, для этого значительный процент суммы штрафа необходимо отдавать первому, документально подтвердившему факт нарушения. Величина штрафа должна зависеть от дохода индивида, но, при этом, быть ощутимой даже для тех у кого минимальный доход.

Вышеперечисленные три вида наказаний необходимо комбинировать для того чтобы достичь необходимого эффекта независимо от личных убеждений нарушителя. Для кого-то могут быть неважны деньги, для кого-то общественное мнение, но с высокой вероятностью хотя бы один тип наказания достигнет цели.

Стерилизация это тоже допустимое наказание.

Лишение гражданства это возможное наказание за неоднократное нарушение подписанного договора (конституции), но пока не уверен в каких случаях его можно применять.

Принудительный труд полезен и как воспитательная мера и как способ получить компенсацию от кого кто в ином случае не способен её выплатить.

Опасных преступников (причиняющих ущерб жизни и здоровью) необходимо изолировать от общества (в том числе и друг от друга, иначе получается рассадник организованной преступности) т.е. заключать в тюрьмы, а в исключительных случаях (полная уверенность в виновности и особая опасность/цинизм преступления) и казнить (с достаточно большой отсрочкой, например до очередной ротации чиновников).

У таких осуждённых должна быть возможность облегчить условия содержания за участие в нужных науке экспериментах, если таковые требуются.

Неоднократно сталкивался с мнением о том что наказания не нужны (в первую очередь речь о тюрьмах), потому что совершение преступления это болезнь. Конечно тюрьма не особо эффективный способ исправления, но лучшего варианта пока не придумали, да и не всегда речь об исправлении, иногда это просто защита общества от опасного индивида. В этом вопросе есть несколько аспектов. Во-первых, болезнь это понятие научной дисциплины под названием медицина, да, с моей личной точки зрения человек нарушающий разумные правила не очень нормален, однако это не вопрос мнения, если медицина признает какие-то действия признаком болезни и найдёт способы лечения, то только тогда мы будем не в тюрьму помещать, а в больницу. Во-вторых, некоторые нарушения связаны с повышенным уровнем эгоизма и/или с очень коротким горизонтом планирования, а это нельзя назвать болезнью, это свойство личности, которое имеет и положительные стороны, например мотивирует человека заниматься бизнесом. В-третьих, индивид это всё же обучаемая система, и если не удалось его обучить положительной мотивацией, то вполне можно попытаться обучить отрицательной. Это хуже чем положительная, но тоже работает.

Понятно, что если человек ошибся (см. «Право на ошибку»), то его не нужно сурово наказывать, но есть индивиды, которые совершают преступления не по ошибке, а полностью сознательно и они будут продолжать совершать преступления до тех пор, пока это будет им выгодно, для них именно суровость наказания может стать стимулом для отказа от преступления, перевесить выгоды от совершения преступления.

Конечно, существование таких людей это общественная проблема, это упущение в воспитании и надо в первую очередь решать эту проблему, но необходимость наказаний это не отменяет.

Некоторым кажется что достаточно наказания в виде изгнания с территории государства, но это странный вариант — непонятно в чём наказание (люди и добровольно переезжают и даже считают это интересным), и непонятно куда изгонять, ведь может оказаться что никто не принимает, а свободных территорий нет.

О частных тюрьмах отдельно (см. «Частные тюрьмы»).